Время «хороших» ставок по депозитам заканчивается

Вкладчиков в скором времени ожидает резкое снижение ставок по депозитам. Банкам просто некуда размещать привлекаемые таким образом средства

Так почему упадут ставки по вкладам? Попробуем разобраться. В 2015 год общий прирост клиентских средств на депозитах в банках сильно обогнал прирост кредитов. А значит, будущие расходы по обязательствам банкиров росли быстрее, чем их будущие доходы. Банки компенсировали это увеличением портфеля долговых бумаг  – вместо выдачи кредитов банки покупали облигации. 

А сохраняющийся избыток прироста клиентских средств (депозитов) в размере 3 трлн. рублей вместе со средствами от сокращения (оптимизации) средств, не приносящих доходы, был направлен на погашение дорогостоящей задолженности банков перед Банком России. По всей банковской системе она сократилась на заметную сумму – 4,7 трлн. рублей. Банки, таким образом, заменили дорогой источник средств – ЦБ на более дешевые депозиты.

Что будет в 2016 году?

В нынешнем году кредитование «физиков», по нашим прогнозам, вырастет не более, чем на 5%, да и эта цифра – почти мечта. Кредитование юридических лиц – увеличится не более, чем на 12%. Причина – в низком платежеспособном спросе на кредиты по текущим ставкам со стороны заемщиков. Население сохранит верность сберегательной модели – ведь кризис продолжается, а корпоративный сектор будет стремиться удерживать высокий уровень денежных резервов, пока не снизится уровень неопределенности.

Следовательно, прирост клиентских средств в 2016 году вновь сильно опередит рост кредитования. Темпы роста по вкладам граждан составят около 25%, а по депозитам юридических лиц – 15%. По нашим оценкам, примерно 1,5 трлн. рублей в 2016 году уйдет на дальнейшее сокращение долга перед Банком России. Но большинство банков уже и так значительно сократили его, ведь это очень дорогие деньги. У остальных это либо выданные ЦБ субординированные кредиты (которые учитываются как капитал и этим ценны), либо практически бесплатные средства на санацию, которые лучше удерживать как можно дольше.

Возможности эффективного инвестирования на рынке ценных бумаг уже почти полностью использованы, поэтому портфель долговых бумаг вырастет не более чем на 1,5 трлн. рублей. Но и это – прогноз для ситуации динамичного роста госдолга.

Даже после погашения долга регулятору и покупки надежных облигаций банкиры остаются с избытком привлеченных средств около 2,3 трлн. рублей. Эти деньги будут находиться в депозитах Банка России, или в ликвидных инструментах денежного рынка с минимальной доходностью – более прибыльных вариантов у банков просто не остается. Такое распределение негативно скажется на балансе доходов и расходов российских банков.

Что будут делать банкиры?

Чистый процентный доход банков, то есть результат кредитования сократился в 2015 году вдвое по сравнению с 2014 годом – до 974 млрд. рублей. Прибыль большей части российских банков близка к нулю или они убыточны. Частично это произошло из-за резкого роста стоимости фондирования в конце 2014 года  — начале 2015 года, который было невозможно компенсировать ростом кредитных ставок. Возможностей расширения кредитования нет, поскольку кредитные риски высоки, а надежные заемщики в условиях снижения спроса по высоким ставкам не занимают.

Вот и выходит, что у банкиров остается один путь – резкого снижения ставок привлечения средств. 

Банкирам предстоит решать и еще одну задачу. Во время кризиса сроки, на которые привлекались деньги клиентов, сильно сократились. Около 60% приходится на вклады со сроками до года. А сроки кредитования удлинились как по кредитам юрлицам (51% портфеля выданы на срок свыше трех лет), так и по «физикам» (более 71% портфеля на срок свыше 3 лет).

Но ведь действуют нормы, установленные Центробанком, которые требуют, чтобы соблюдались определенные соотношения между «длинными» активами и «длинными» пассивами, чтобы банки не подвергались излишнему риску ликвидности и процентному риску. Этот дисбаланс придется исправлять, чтобы соответствовать требованиям регулятора.

Фактически на рынке вкладов все еще сохраняется «горб» ставок, когда доходность относительно коротких вкладов больше доходности «длинных». Вот банки и будут снижать ставки, в первую очередь, по коротким вкладам. Но не ждите при этом роста ставок по длинным вкладам – просто там снижение ставок будет медленнее. Банкиры будут заняты спрямлением этого «горба».

Кто первым начнет атаку?

Снижение ставок начнут те банки, у которых наибольший приток клиентских средств и низкие доходы от активов, в том числе из-за низкого их качества. Это будут госбанки и ряд крупных частных банков.

Банки с иностранными акционерами располагают достаточным уровнем рентабельности, а также поддержкой материнских организаций, но и они с удовольствием присоединятся к снижению ставок для увеличения прибыли. И можно предположить, что не Сбербанк будет застрельщиком волны снижения ставок – у него достаточная маржа, чтобы привлекать средства и спокойно одерживать победу в конкурентной борьбе.

Мелким, средним и региональным банкам надеяться на поддержку со стороны трудно, поэтому они будут тянуть до последнего и снижать ставки медленнее, полагаясь скорее на оживление кредитования, пусть и с высоким риском. Поэтому владельцы некрупных вкладов могут получать хорошие доходы именно в таких, небольших банках, надеясь на систему страхования депозитов.

Что будет делать Банк России?

При снижении ставок может увеличиться разрыв между средним уровнем стоимости средств в банковской системе (сейчас средняя стоимость клиентских средств 7,1% годовых) и ключевой ставкой (11% годовых). Ставки Банка России при этом станут лишь отражением стоимости экстренной потребности в ликвидности, а не индикатором процентной ставки в экономике, формирующим «правильные» экономические ожидания. Нынешний разрыв в 4% годовых может увеличится до 6-7% годовых. Процентная политика банков будет сдерживать рост депозитов, а величина ключевой ставки – препятствовать снижению кредитных ставок и росту кредитования.

Банк России мог бы помочь госбанкам активным снижением ключевой ставки. Тогда сокращение ставок по вкладам вполне выглядело бы «общим трендом» и позволило бы решать банкам проблемы прибыльности без особых потерь рыночных позиций и разочарования вкладчиков. Впрочем, ставки уже сейчас таковы, что они лишь в лучшем случае отбивают инфляцию.

Что делать вкладчикам?

Надо спешить фиксировать высокие ставки по относительно длинным депозитам на  один-два года в рублях. Если со второй половины года начнется устойчивый рост цен на нефть до уровня хотя бы в $50 за баррель, то начнется укрепление рубля до уровней примерно в 60 рублей за доллар. В этом случае доходность валютных депозитов станет отрицательной и можно ожидать массового перевода клиентских средств в рубли, что станет дополнительным фактором укрепления рубля. Но при этом, к сожалению для вкладчиков, и дополнительным стимулом снизить доходность рублевых депозитов, которые очень дороги по сравнению с валютными. 

2016-03-22

About admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *