Мимо дома: как заемщик погасил ипотеку и не смог доказать это в суде

Жительница Чебоксар Нина Подзолкова, несмотря на наличие платежных документов, не смогла доказать в суде, что полностью оплатила ипотечный кредит за дочь и ее мужа. Как так вышло и какую ошибку она допустила?

Семь лет назад — в 2009 году — едва поженившиеся Артем и Юлия Кирюхины из Чебоксар взяли ипотеку по программе «Молодая семья» Чувашской Республики. Программа действует до сих пор и дает возможность получить субсидии — 30–35% стоимости жилья из регионального бюджета. С учетом этого Кирюхиным не хватало относительно небольшой суммы.

Сбербанк выдал ипотечный кредит на 1,1 млн руб. на 15 лет под 14,75% годовых. Кирюхина и ее муж купили однокомнатную квартиру на окраине города.

Важная деталь: созаемщиком по кредиту стала теща Кирюхина — Нина Подзолкова. Она работала главным бухгалтером отдела архитектуры и градостроительства Чебоксар, и наличие у нее официального дохода было важным при одобрении банком кредита. Ее дочь была в отпуске по уходу за ребенком, а зять официально получал копейки в компании своего отца, ЗАО «Стровен», которая производит станки и оборудование.

Денег у молодой семьи не было, и Подзолкова взялась выплачивать кредит — ее зарплата это позволяла. В итоге она все и заплатила и досрочно погасила кредит в 2013 году. «Подзолкова думала, что, пока она работает и может потянуть платеж по ипотеке, будет помогать дочери», — рассказывает юрист Зинаида Дозорова, которая представляла интересы Подзолковой в суде.

У этой истории был бы вполне счастливый конец, если бы Кирюхины как раз в 2013 году не решили развестись. По семейному кодексу зять претендовал на половину квартиры. Начались неприятные разбирательства: с кем останется ребенок и кому перейдет квартира, по сути, оплаченная тещей.

Поэтому Подзолкова и обратилась в суд — с желанием заставить зятя вернуть часть уплаченных по ипотеке денег, посчитав это «неосновательным обогащением». И предъявила в суд все документы по оплате кредита — около 120 платежных документов, большая часть которых была подписана ее именем. Однако Московский районный суд Чебоксар не принял их во внимание. «Это обстоятельство значения для разрешения настоящего спора не имеет», — указано в решении Московского районного суда Чебоксар.

Судья обратил внимание, что единственным распорядителем счета для перечисления платежей по кредитному договору была дочь Подзолковой. Ее мать приносила деньги в банк и ставила свою подпись рядом с фамилией дочери, но это показалось суду неубедительным. Кирюхин же утверждал, что перечислял деньги на оплату ипотеки жене на карту. Суд фактически не стал разбираться в этих запутанных денежных потоках и принял решение в иске Подзолковой отказать.

Юрист Дозорова, расстроенная решением суда, пыталась взывать к совести ответчика и его представителей, по ее мнению, прекрасно понимавших, что теща права. ​«Я им говорю: «Вы же ничего не платили». — А они мне в лицо хохочут», — досадует юрист. С Кирюхиным связаться не удалось, но Дозорова говорит, что квартира по-прежнему наполовину принадлежит Кирюхину, но в ней живет его бывшая жена с сыном», — рассказывает Дозорова. Обжаловать решение суда она не стала — говорит, нет судебных перспектив.

«Это как раз тот случай, который показывает, чем институт права отличается от морали и справедливости», — комментирует ситуацию партнер аудиторско-консалтинговой компании FBK Legal Александр Ермоленко. По его словам, честную и справедливую, вероятно, позицию губит невнимание к юридическим деталям: Подзолкова не позаботилась о том, чтобы подтвердить факт выплат по ипотеке, поясняет он.

В этой ситуации суд принимает единственно возможное решение — отказать в иске, заключает Ермоленко. По закону (п.2 ст.325 ГК РФ) если один из должников расплатился по общему кредиту, он действительно имеет право требовать возмещения у других должников, напоминает юрист коллегии «Юков и партнеры» Рустам Батыров. Однако для этого надо доказать, что платежи вносил именно он, — чего героиня истории сделать не могла, добавляет он.

Впрочем, и суд в этой истории подошел к делу очень формально, отмечает Ермоленко из FBK Legal. В частности, суд по неизвестной причине счел «не имеющим значения» тот факт, что на всех платежках стоит подпись матери, а не дочери, удивляется он.

В общем, совет тут один: любые денежные операции, даже если это перевод между друзьями и родственниками, надо закреплять документами, говорит Ермоленко из FBK Legal. Такую же рекомендацию дает и адвокат коллегии «МГКА» Григорий Колесников: матери надо было платить по кредиту от своего имени, тем более что договор предусматривал такую возможность. Как минимум можно погашать долг через интернет-банк, со своего счета — выписка с него уже будет весомым аргументом для суда, добавляет младший юрист компании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов.

По словам Ермоленко, на практике подобные ситуации встречаются часто. «Между родственниками считается аморальным заранее обсуждать, что будет в случае конфликта», — говорит он и добавляет, что это, конечно, неправильно: любую подобную ситуацию надо оценивать в контексте гипотетического судебного разбирательства. «Спросите себя: все ли документы отражают суть реальных отношений, сможете ли вы отстоять свою позицию перед вечно занятым, недружелюбным и формально настроенным судьей?» — советует Ермоленко. 

2016-09-07

About admin

Добавить комментарий