Кто должен спасать граждан от незаконных действий коллекторов

Поможет ли принятие нового законопроекта о коллекторах защитить права граждан при взыскании с них просроченных долгов? Похоже, слишком многие проблемы остались за пределами его статей

Проект закона «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов» внесен в Госдуму 17 февраля 2016 года. Сроки его рассмотрения в первом чтении пока не назначены. Законопроект содержит несколько новых идей. Предлагается ввести специальный реестр для лиц, занимающихся профессиональной коллекторской деятельностью, декларируется право должника и третьих лиц официально согласиться или отказаться от общения с коллекторами, прописывается механизм осуществления и защиты этого права, а также право должника назначить своего представителя для общения с коллекторами. Кроме того, предусмотрена обязанность кредитора (банка) уведомлять должника о переходе права требования по кредиту третьим лицам, а также обязанность кредиторов и коллекторов официально отвечать на запросы должника.

Полезен ли будет данный закон для профессиональных участников рынка — банков и коллекторов, если он будет принят в предложенной редакции? Наверняка. Он описывает стандарты деятельности для лиц, профессионально занимающихся коллекторской деятельностью, легализует деятельность по передаче персональных данных от кредитных организаций третьим лицам, не имеющим банковской лицензии.

Защитит ли он должников от действий по истребованию с них задолженностей? В какой-то мере. Заемщики будут общаться с коллекторскими агентствами, ведущими свою деятельность в правовом поле, с накапливающимся объемом цивилизованных рамок и запретов. А также получат еще один серьезный рычаг для воздействия на коллекторов, не придерживающихся правил, — по жалобе должника коллекторов можно будет лишить права заниматься этой деятельностью.

Однако, на мой взгляд, профессиональные сообщества кредитных организаций и коллекторов ждали не такого закона. Предложенный законопроект, как и все действующее законодательство, так и не содержит определения коллекторской деятельности. Словари в интернете термин «коллектор» определяют только как техническое устройство. Законопроект этот пробел не устраняет.

По предложению авторов, государство должно взять на себя функции по ведению реестра коллекторских агентств (аналог лицензирования), что, безусловно, потребует дополнительного финансирования госрасходов. При этом мы видим, что в других сферах деятельности (адвокатура, арбитражные управляющие, строительные организации и др.), где государство отказалось от механизма лицензирования, принципы саморегулирования профессиональной деятельности имеют положительные результаты для рынка и защиты интересов граждан.

На мой взгляд, профессиональные сообщества ожидали легализации деятельности коллекторов в плане конкретизации их прав на сбор и получение информации о должнике и о его имущественном положении, на использование нотариальных процедур и на создание прозрачных механизмов взаимодействия с банковским сообществом. В этом отношении, на мой взгляд, идеи, содержавшиеся в законопроекте №601106-5, внесенном в Государственную думу с тем же наименованием в 2011 году, были гораздо полезнее.

Закон также помог бы разгрузить суды и службы судебных приставов. Ведь по сути коллекторская деятельность сродни исполнительному производству, и ведется она не только в рамках досудебного взыскания долгов, но и по состоявшимся судебным решениям. По данным Ассоциации НАПКА, общая сумма просроченной задолженности на текущий момент составляет 870 млрд руб. А эффективность взыскания силами службы судебных приставов составляет, по данным различных исследований, не более 10%.

Со своей стороны, граждане, страдающие от противоправной деятельности рэкетиров-лжеколлекторов, достойны большей заботы представителей власти.

Ограничения, изложенные в законопроекте для работы коллекторов, не касаются сотрудников и подразделений банков, а также, на мой взгляд, оставляют много других нерешенных вопросов. Например, если гражданин является должником не по потребительскому кредиту, распространяются ли на него защитные механизмы? Очень часто долги у граждан возникают из договоров поручительства за свою организацию, из договоров кредита на предпринимательскую деятельность, из неисполнения обязательств по иным гражданско-правовым договорам. И что делать, если гражданину звонит не профессиональный коллектор, а просто обиженный кредитор?

А как же быть с такими случаями, как в Ульяновске, где коллектор поджег дом должника? Предложенный законопроект делу не поможет. Гражданам нужен не очередной федеральный закон о запрете поджигать дома должников, а добросовестное исполнение сотрудниками МВД РФ своих должностных обязанностей по защите правопорядка.

Верховный суд РФ по этому вопросу высказался вполне определенно. Действия так называемых коллекторов должны квалифицироваться в соответствии с действующими статьями УК РФ — вымогательство, самоуправство, причинение вреда здоровью и так далее. Статей в Уголовном кодексе предостаточно, однако они в данном случае не работают.

Попробуйте на официальном сайте МВД РФ задать в строке поиска слова «коллектор» и «Ульяновск». На сайте министерства нет информации, связанной с этим словосочетанием. На противоправную деятельность коллекторов в Ульяновске из высших органов власти отреагировало только Федеральное собрание.

Что делать тем должникам, которых одолевают коллекторы? Зайдите на сайт Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств НАПКА. На сайте вы найдете полезные рекомендации о том, как должен себя вести коллектор, а также пожаловаться на недобросовестное поведение.

Если же оно превратилось в угрозы, обязательно обращайтесь в полицию, в заявлении пишите конкретные сведения о злоумышленнике и, по возможности, приложите доказательства — текст СМС-сообщений, аудио- или видеозапись разговора, привлекайте свидетелей. Не надо ждать, пока ситуация разрешится сама собой. 

2016-03-21

About admin

Добавить комментарий